Внимание! Городской портал "Колпинец" продаётся в хорошие руки Узнать подробности

Полигон-убийца

Просмотров: 1975
Полигон-убийца

Под Петербургом готов рвануть второй Чернобыль. Правда, на этот раз не ядерный, а химический. Но легче от этого не становится.

На выходных на полигоне химотходов «Красный Бор», что в Тосненском районе Ленинградской области, произошло ЧП. Ядовитая жижа хлынула в Любанский лес. Заметим, что чрезвычайным происшествием это стало только для местных жителей и экологов. Администрация полигона сочла случившееся «обычным делом». Генеральный директор ГУПП Сергей Мацуков обвинил поселковую администрацию, пытавшуюся разобраться в ситуации, в политическом пиаре. Никакой жижи не было, это все талая вода, говорит он. Допускать, что с талой водой потекли и химотходы, г-н Мацуков почему-то не хочет.

Химический Левиафан

Несколько цифр, чтобы понять масштабы трагедии. ГУПП «Полигон «Красный бор» находится в 5 км от Колпино и в 30(!) км от центра Санкт-Петербурга. Ближайшие населенные пункты расположены в 2-3 километрах. Площадь полигона 73 га – это 132 футбольных поля. Был открыт в конец 1960-х, так как в этом месте находились мощнейшие залежи кембрийской глины. Сначала отходы планировали складывать года три, но потом забыли и продолжают свозить по сей день. В результате на полигоне скопилось 2,5 млн тонн отходов наивысших классов опасности (в 2013-м принято 84 тыс тонн чрезвычайно опасных отходов).

Полигон «Красный Бор» является крупнейшим в России предприятием по размещению и захоронению токсичных отходов – это содержимое мазутоловушек и жироуловителей, сливы из прачечных и химчисток и многое другое.

«Почти весь 2014 год полигон не работал, у них закончилась лицензия, - сообщил нашему изданию юрист общественной экологической организации «Беллона» Артем Алексеев. - Ресурс его давно исчерпан, складывать там некуда, а герметичность этой площадки остается под вопросом. Не исключено и попадание отходов в речку Ижору и Неву. Но даже без лицензии, как утверждают местные жители, полигон продолжал принимать отходы».

Заметим, что речь идет об отсутствии лицензии на прием отходов, которые, по законодательству, предприятия не имеют права накапливать у себя дольше, чем полгода. Потом их надо куда-то девать. Видимо, на полигон. Заметим, что в Красный Бор идут спецмашины не только с Северо-Запада, но и из регионов Центральной России.

Благие намерения по дороге в ад

А еще этот полигон с завидной регулярностью… горит. Обычно это событие выглядит так:




В воздух уносятся десятки тонн токсичных веществ. Их действие в полной мере ощущают на себе местные жители. По данным НИИ гигиены, профпатологии и экологии человека, заболеваемость детей Красного Бора болезнями эндокринной системы, расстройствами питания и нарушениями обмена веществ превышает среднеобластные и районные показатели в шесть раз. Беда каждый раз обрушивается на жителей городов Колпино, Никольского, Отрадного, поселков Тельмана и Ульяновки, деревень Мишкино, Поркузи и Феклистово.

Но, кажется, химические пожары не смущают чиновников. Год назад ряд членов правительства Санкт-Петербурга заявили о том, что на полигоне необходимо оперативно запустить завод по сжиганию промышленных отходов. Именно по сжиганию, не переработке.

По мнению председателя комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Санкт-Петербурга Валерия Матвеева, строительство не нанесет окружающей среде вреда, о котором так много говорят. К такому выводу он пришел после консультаций с «авторитетными учеными - академиками и докторами наук». Имена экспертов, по традиции, не назывались…

Строить такой завод здесь начинали еще в конце 80-х годов прошлого века. Однако проект был изначально неудачным, потому что предполагал сжигание, а не переработку отходов. Потратили 1,5 млрд рублей, но дело кончилось ничем. Сегодня обезвреживание жидких химических отходов производится на полигоне в установках термического обжига (УТО), 1972 года постройки(!), малопроизводительных и опасных для окружающей среды. На них не имеется ни технических паспортов, ни сертификатов качества, ни заключения государственной экологической экспертизы.

В 2014 году власти выделили 928 млн рублей на строительство нового завода по западным стандартам. Однако красноборцы сомневаются в эффективности такого решения – европейские технологии, на которых настаивают городские чиновники, для этого полигона принципиально не подходят.

«За последние десять лет было несколько испытаний пилотных установок, - рассказывает красноборский депутат Валентина Петрова. - Они начинают качать одни отходы из котлована, а потом состав меняется, на него не запрограммирована установка, и происходит резкий выброс. Сколько ни было испытаний этих европейских установок, они провалились».

Проект перерабатывающего предприятия, который принимали несколько лет назад, устарел, считает Артем Алексеев. «Технологии переработки и обеззараживания отходов, требования к экологическому контролю не соответствуют сегодняшнему дню», говорит он. Нужны новые технологии.

Что охраняет бдительный ЧОП?

Но вернемся к вчерашнему инциденту. «Произошел массивный сброс ливневого стока через шандору (шлюзовое гидротехническое сооружение) с обводного канала полигона в магистральный канал, идущий в лес. Этот неочищенный от опасных химических отходов ливневый сток, устремившийся по магистральному каналу от полигона в лес и сообщающийся с ручьями и многочисленными водными жилами, направлялся прямиком в реку Ижора, а далее - в Неву, выше водозабора Невского водовода», - говорит глава Тельмановской поселковой администрации Юрий Кваша.

Вместе с экологами он направился к полигону. Но дорогу ему преградили сотрудники некоего ЧОПа, которые сначала не впускали, а потом не выпускали представителей местной администрации.

«Да, этот ГУПП – режимное, высокоопасное предприятие, допуск на который запрещен, - говорит Артем Алексеев. - Логично, что оно должно очень хорошо охраняться. Но в полномочия ЧОПов не входит блокирование депутатов, которые хотят пройти на территорию. Они не должны ставить кордоны и не допускать этих людей, тем более если речь идет о нарушениях в деятельности данного предприятия».

«Сейчас мы пытаемся максимально привлечь контролирующие органы, чтобы остановить это, по нашему мнению, экологическое преступление администрации полигона», - говорит Юрий Кваша. Деятельность полигона надо остановить, уверен Артем Алексеев. Нельзя просто сваливать все в яму.

Между тем, активисты, которые смогли обследовать состояние противопожарной сисемы химполигона «Красный Бор», пришли в ужас: в пожарных трубах, идущих по его периметру, то и дело встречаются многометровые разрывы. Труб попросту нет. Отсюда и ядовитые облака (см.выше).

Кого это касается

Чтобы как-то переломить злосчастную тенденцию, в марте 2014 года жители соседствующих с полигоном населенных пунктов обратились к президенту России Владимиру Путину с просьбой принять срочные меры по ликвидации опасного предприятия. Впрочем, сделать это обещал еще в 2013 году Дмитрий Медведев на открытии саммита Совета государств Балтийского моря.

Само предприятие принадлежит городу, но в Заксобрании Петербурга, похоже, не видят реальной угрозы в дальнейшем, говорит Артем Алексеев. Хотя этот вопрос встанет ребром не сегодня-завтра и его придется решать: «Ведь речь, в конечном итоге, может пойи о причинении вреда странам Финского залива. А пока, по его мнению, все «круглые столы» и заседания по этому вопросу носят имитационный характер.

Создается впечатление, что ни власти Санкт-Петербурга, ни Ленобласти, ни само руководство предприятия не хотят решать проблему цивилизованным, экологически безопасным способом. Чего они ждут? Когда химический Чернобыль все-таки рванет? Но тогда придется отвечать по самому большому счету. Может, лучше не доводить дело до катастрофы федеральных масштабов?

Источник: og.ru

Оставьте комментарий: